Северная Норвегия – 2008: Kirkeporten.

Предыдущая часть: По берегам Баренцева моря

Уплыть на пароме у нас получилось только со второго раза: из большого числа пароходов, курсирующих на линии Hurtigruten, два – маленьких и не столь фешенебельных, как остальные. В них вообще нет палубы для автомобилей. Узнать об этом заранее по телефону у меня не получилось, и в первый раз нам пришлось повернуть с причала обратно досыпать с трёх часов ночи (под солнцем). Это никого не расстроило, потому что днём мы замечательно погуляли под этим же самым солнцем по горам и зашли на очередную вершину. Следующей, опять солнечной, ночью мы уже согласно плану пили кофе в ресторане парохода и упивались видами моря и берега. Два с половиной часа, и мы в городе Honningsvåg, находящемся на острове, на который в конце прошлого века с материка проложен семикилометровый тоннель.

И вот мы приехали (а затем пришли по тропе через холм) к настоящей, не надуманной достопримечательности. Это Kirkeporten, ворота, образовавшиеся в скале естественным образом. В 2003 году мы ночевали в одноимённом кемпинге, расположенном совсем недалеко, но не знали, почему он так назван.

Достопримечательность потрясающая. Неудивительно, что эти ворота были местом поклонения древнего народа (саамов?), который здесь жил. К ним легко подойти, и одновременно – место совсем не “отуристено”, не обнесено заборчиками с указателями и информационными досками, всё выглядит, наверное, почти так же, как выглядело тысячи лет назад. Меня по-настоящему впечатлило.

Стены скал совершенно невероятной структуры – волнистые и будто бы сглаженные водой; но вода сюда, кажется, не доходила, к тому же с другой стороны ворот скалы острые.

Ворота прямо на берегу моря, но к воде трудно спуститься, до неё несколько метров вниз, кое-где можно пытаться полазать. В целом остаётся ощущение чего-то полуреального. Может быть, помогло то, что мы там были часов в шесть утра, когда нормальные туристы ещё спят. На последней фотографии – камень, заросший маленькими… наверное, моллюсками. Эти белые “цветочки” крепкие, будто из мрамора, сами моллюски видимо давно умерли, а раковины остались накрепко приставшими.

Окончание повествования: Nordkapp.